Ты хочешь быть правой или счастливой?

Ты хочешь быть правой или счастливой

Лара была человеком открытым, но уж слишком «правильным» и принципиальным. К тому же, заядлой спорщицей. Получив образование юриста, она свято верила, что везде должна торжествовать истина. А истина, как известно, рождается в споре. Поэтому в коллективе, где она работала, ее недолюбливали, начальство вспоминало о ней только тогда, когда нужно было выполнить сложную работу, начисто забывая о Ларе, когда речь шла о выборе кандидатуры на освободившуюся руководящую должность. Подруги же предпочитали сразу соглашаться с ее мнением, лишь бы не вступать в долгую утомительную полемику, да и не было у Лары близких подруг. Что касается мужчин, то, несмотря на ее ум, красоту и молодость, они подолгу возле нее не задерживались. Верным ей оставался лишь ее пес по имени Гангстер.

Не то, чтобы Лару тяготило такое положение дел, однако годы шли, и она понимала, что пора бы уже обзаводиться семьей.

Как-то раз судьба забросила ее вместе с сотрудниками по делам фирмы на черноморское побережье. Надо сказать, компания, по мнению Лары, подобралась та еще – Леночка, ровесница Лары, девушка мягкая и, по мнению Лары, несколько наивная и «бесхребетная», и Федор, руководитель отдела, к которому Лара питала не очень дружественные чувства, ибо считала, что с этой должностью она бы справилась лучше.

Леночка в коллективе слыла мягкой добросердечной девушкой, которую все любили, а мужчины ее боготворили, хотя Лара не понимала – почему? Не сказать, чтобы она была красавицей, ну так, миловидное личико, фигурка так себе, бедра широковаты, ноги коротковаты, животик намечается, — не в пример Ларе, длинноногой и подтянутой, не пропускавшей ни одной тренировки в спортзале. Однако что-то в Леночке было притягательное для мужчин, что именно, Лара никак не могла понять, и недоумевала, что же они в ней такого находят, что готовы ради нее на все, ну или практически на все.

Федор был достаточно симпатичным мужчиной, умевшим ладить как с начальством, так и с подчиненными, ровным со всеми, но умевшим зацепить за живое.

Как-то раз, после окончания рабочего дня и ужина в кафе, они решили пройтись по близлежащему парку. Проходя мимо очередного павильона, Леночка остановилась и восторженно замерла перед роскошными нарядами прошлого века.

— А давайте все вместе сфотографируемся в этих нарядах, — предложила она, на что в ответ получила скептическую усмешку Лары.

— Чтобы я влезла в кучу этого барахла – да никогда в жизни!

— А зря! Девушка, Вы такая красивая, посмотрите, у меня для вас есть особенное платье, оно, наверное, всю жизнь ждало Вас, неужели Вы вот так просто пройдете мимо него? – вступил в разговор фотограф, владелец всей этой «красоты».

— Что Вы такое говорите, платья не умеют ждать, им абсолютно все равно, надевает их кто-то, или же они пылятся в каком-нибудь сундуке.

— Ошибаешься, дорогая, у каждой вещи есть своя душа, вот подойди к этому платью, потрогай его руками, и ты почувствуешь, как оно откликнется тебе.

— Ларочка, ну, пожалуйста, примерь его, оно так подойдет к твоим глазам, ты будешь ну чудо как хороша в нем! – заверещала Леночка.

— Лен, хочешь, наряжайся в эти тряпки, — отрезала Лара, — а меня оставь в покое, это не мой стиль.

— И правда, Лена, оставь Ларису, она у нас слишком эмансипирована, чтобы быть просто женщиной, — вмешался Федор в их спор, — я составлю тебе компанию, посмотри, здесь и мужской наряд есть. Мы с тобой отлично будем смотреться вместе на фотографии.

Что-то в глубине души очень больно укололо Лару, но она, как всегда, не подала виду.

— Ладно, если вам делать нечего, развлекайтесь, а я лучше по пляжу пройдусь, — сказала она и пошла в сторону побережья.

Еще некоторое время Лара слышала веселый смех Леночки и остроумные комментарии Федора. На душе почему-то скребли кошки, и всё – и люди, и дома, неимоверно раздражало ее, непонятно почему.

Лара зашла на пирс, села на край, и слезы сами собой хлынули из ее глаз. Сейчас она ненавидела Федора, да и Леночку тоже, и не понимала, почему ее так задела эта ситуация.

— Девушка, Вы случайно не топиться пришли? А то я Вас немедленно спасу!

Лара обернулась и увидела крепкого загорелого парня с бутылкой пива.

— Оставьте меня в покое, я Вас не трогаю, и Вы не трогайте меня, — резко ответила она.

— Жаль, такая красивая девушка, и такая грубая, я же Вам ничего плохого не сказал, хотел только помочь. Ну, извините, — ответил парень и пошел прочь.

Лара осталась одна. Начало темнеть, вдали была слышна музыка из близлежащего кафе. Пели о любви, и Лара чувствовала себя невероятно одинокой. Она дала волю слезам, но легче почему-то не становилось.

Лара не знала, сколько она так просидела, однако, когда она очнулась, поняла, что время было уже позднее, и пора возвращаться в гостиницу.

Проходя мимо злосчастного павильона, она снова увидела все то же платье, и ей почему-то захотелось извиниться перед ним.

«Совсем что ли я с ума сошла», — подумала она, однако подошла к платью и погладила его своей рукой. И ей действительно показалось, что платье радостно откликнулось, что оно ждало ее всю жизнь, и что оно просто не переживет, если Лара вот так сейчас пройдет мимо. Или это она, Лара, не переживет этого?

«Что за глупости?», — подумала Лара, но тут подоспел знакомый фотограф.

— Я знал, что Вы вернетесь, — сказал он, — примерочная вот здесь.

Ты хочешь быть правой или счастливой

Лара в первый раз в жизни не захотела спорить, тихо зашла в примерочную и переоделась в платье. То, что она почувствовала, было для нее настолько новым, что у нее буквально закружилась голова.

Лара вышла и посмотрелась в зеркало. Из зеркала на нее смотрела совершенно другая девушка – нежная и беззащитная, с прекрасными серыми глазами и загадочной улыбкой. «Да я ли это вообще?» — пронеслось у Лары в голове, но новый образ настолько понравился ей, настолько комфортно она себя в нем чувствовала, что показалось: она будто вернулась в родной дом, где провела самые лучшие годы жизни.

— Вы просто великолепны, — произнес фотограф, и Лара увидела в его глазах столько восхищения, что невольно заулыбалась еще сильнее. Фотограф навел камеру, и Лара поймала себя на мысли, что ей хочется кокетничать с этим мужчиной, хочется быть легкомысленной, ветреной, кружиться в этом необыкновенном платье, хочется быть хрупкой фарфоровой статуэткой, ценной и бережно хранимой.

Лара фотографировалась и фотографировалась, сидя, стоя, принимая различные позы, и это доставляло ей столько удовольствия, что она просто не помнила, когда ей было настолько хорошо.

— Фотографии будут готовы завтра вечером, — сказал фотограф, — приходите, такой прекрасной модели у меня отродясь не было, можно одну из фотографий я повешу на стенд?

— Вешайте, конечно, — ответила Лара и сама удивилась своей покладистости.

Платье снимать очень не хотелось, но не оставлять же его у себя, подумала Лара, переодеваясь в свою одежду. После чудесного платья узкие облегающие брюки, которые она так любила, как-то неудобно сжали ее бедра, так, что ей стало трудно дышать.

«Пойду куплю себе завтра юбку, длинную и пышную», — подумала она, возвращаясь в гостиницу.

На следующий день, едва дождавшись перерыва, Лара побежала в близлежащий торговый центр осуществлять свою задумку. Среди всего цветастого многообразия фасонов и тканей она остановилась на двух вещах – длинном белом сарафане и цветастой юбке. Обе вещи одинаково хорошо сидели на Ларе, осталось выбрать, что же купить.

— Пожалуй, я возьму юбку, сказала она продавщице, отсчитывая деньги.

— Бери сарафан, ты в нем просто сногсшибательна!

Лара обернулась и увидела стоящего рядом Федора.


— Я пришел прикупить сувениров и случайно увидел тебя. Кстати, извини меня за вчерашнее, я был неоправданно резок с тобой, не знаю, что на меня нашло…

— Я возьму юбку, это практичнее, — довольно холодно сказала Лара.

— Тогда бери обе вещи.

— Я не рассчитывала на такие траты, боюсь, не доживу до зарплаты.

— Я могу одолжить тебе нужную сумму… А хочешь, я подарю тебе этот сарафан, чтобы загладить свою вину перед тобой?

— Нет, спасибо, это слишком дорогой подарок. Не хочу быть обязанной начальству.

— Ну, как знаешь. Мое дело предложить…

— А мое — отказаться, — завершила диалог Лара, расплачиваясь за юбку.

Вечером после работы Лара побежала забирать готовые фотографии. Приближаясь к павильону, она заметила Федора и Леночку, внимательно рассматривающих рекламный стенд.

— Привет, на что это вы так внимательно смотрите? – спросила она и увидела висящую на стенде одну из своих фотографий. Надо сказать, фотография была действительно великолепная.

— Ларка, глазам не верю! Это же ты! Вот это да! – верещала Леночка, — Ты все-таки сделала это! Я же говорила, это платье ТВОЕ!

А Федор просто стоял молча. Но что-то странное и до сих пор не знакомое было в его взгляде. Это было восхищение вперемешку с изумлением от увиденного.

Забирая свои фотографии, Леночка попрощалась с компанией, ссылаясь на то, что у нее срочные дела.

— Лара, я так и не загладил свою вину перед тобой, позволь мне сделать это, пригласив тебя в ресторан поужинать.

— Да ладно, с кем не бывает, я не злюсь на тебя.

— Тогда тем более, позволь мне украсть тебя в этот вечер. Не хочешь в ресторан – поехали покатаемся на катере, посмотрим на закат в море.

— Да ты романтик, — улыбнулась Лара. – Ладно, поплыли смотреть закат.

Ты хочешь быть правой или счастливой

Вечер получился удивительно теплым. Ларе было необыкновенно хорошо в компании Федора. В нем чувствовалась мужская сила и надежность, и это успокаивало, убаюкивало, удивительно расслабляло Лару, и она открывала в себе новые, доселе неведомые грани женственности, чувственности и беззащитности.

— Спасибо за чудесный вечер, — произнес Федор на прощание, — я очень рад, что узнал тебя поближе, мне давно не было так хорошо. Надеюсь, мы завтра увидимся?

— Конечно, увидимся, завтра в 9 утра на рабочем месте. Обещаю не опаздывать, — отшутилась Лара и скрылась за дверью своего номера.

Наутро Лару раздирало противоречие. С одной стороны, ее принципы не позволяли заводить романы на работе. С другой стороны, Ларе очень хотелось, чтобы их с Федором дружба переросла в более близкие отношения.

— Лара, ты сегодня сама не своя, — заметила Леночка, когда они остались вдвоем в комнате во время перерыва. – У тебя все хорошо? Как прошел вчерашний вечер?

— Вечер был замечательный…

— Так в чем же дело?

— Не знаю… — Лара колебалась, но все же решила открыться Леночке. – Понимаешь, Лен, Федор чудесный человек, но все это не правильно…

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, понимаешь, мы в одной организации работаем. Заводить роман на работе – это дурной тон. Тем более, с начальством. Сама знаешь, это не приветствуется в нашей компании и противоречит всем установленным нормам.

— Подожди, Лара, работа работой, но ведь личную жизнь никто не отменял. И потом, если бы вы были семейными людьми – это одно дело. Но вы совершенно свободны и прекрасно подходите друг другу.

— Нет, не могу. Ведь все равно в ближайшее время все обо всем узнают, слухи пойдут. Это повредит и моей репутации, и репутации Федора. Кроме того, это отрицательно скажется на рабочем процессе. О карьере можно забыть. Так и до увольнения недалеко… А вдруг не срастется у нас? Что тогда делать?

— Лара, да что ты такое говоришь, ты готова ради своей репутации и карьеры такого мужика упустить? Ты выбери, кем быть хочешь – правой или счастливой? Тебе в руки счастье плывет, а ты его из-за своих принципов упустить хочешь? Подумай хорошенько, жизнь такими шансами редко разбрасывается.

— Да все так… но знаешь, слишком рискованная затея для меня. Почему-то возле меня мужчины не задерживаются… Боюсь, что и роман с Федором так же закончится. И как потом работать вместе?

— Лара, все в твоих руках. Хочешь, чтобы результат другим был – действуй по-другому.

— Да в том-то и дело, что я не знаю, как действовать? Вот расскажи, как так получается, что за тобой толпы кавалеров бегают, только и ждущих момента, чтобы услужить тебе?

— Ну, уж ты и загнула, — засмеялась Леночка. — Но все равно, спасибо. Лара, на самом деле никаких особых секретов нет. Я просто позволяю им рядом со мной чувствовать себя мужчинами. Знаешь, в мире развелось столько сильных, самодостаточных и независимых женщин, что мужчинам негде стало проявлять свои лучшие качества, они стали просто не востребованы никем. Женщины соревнуются с мужчинами буквально во всем, не понимая, что сила Женщины в ее слабости, в способности открыть в Мужчине его сильные стороны.

— Это как?

— Это значит забыть про «я сама» и предоставить мужчине возможность решать проблемы.

Ты хочешь быть правой или счастливой

— Но я даже не представляю себя в роли слабой беззащитной женщины, я всю свою сознательную жизнь была самодостаточной, я даже не представляю, как это – о чем-то кого-то попросить. Это означает потерять свою независимость… Так и до рабства недалеко… И, потом, мужчины не всегда правы оказываются, так что теперь – молчать и смотреть как они ошибаются в чем-то?

— Да и пусть себе ошибаются, это их жизнь, их опыт, и потом неизвестно, может эта ошибка во что-то хорошее выльется, ведь, как говорится, нет худа без добра. А ты со своими «правильными» указаниями не в жены, а в матери им набиваешься. Вот и получается, что сильные мужчины и не задерживаются подолгу, потому как они поддержку и доверие в женщине ищут, а не сборник полезных советов на все случаи жизни.

— Да, есть о чем подумать… В любом случае, спасибо.

Вечером в Ларе созрело решение все-таки купить сарафан, так понравившийся Федору. Но, когда она пришла за ним, оказалось, что его уже кто-то купил.

Остаток командировки Лара металась в сомнениях. Ей очень хотелось поверить Леночке, но страх перед неизведанным, новым опытом не давал ей покоя. Федор видел, что что-то борется внутри Лары, и не торопил события, терпеливо ожидая ее решения.

Последний вечер перед отъездом решили провести в ресторане.

Лара пришла в номер переодеться и привести себя в порядок после рабочего дня – и обомлела. На ее кровати лежал тот самый сарафан. Радость и гнев смешали все мысли Лары. Она поняла, что купил его Федор. Для нее. Лара не знала, что ей делать. Надеть его, тем самым капитулируя, отказываясь от своей независимости, или отослать сарафан этому наглецу, указывая ему его место.

Лара набрала номер Федора.

— Зачем ты это сделал?

— Я хотел порадовать тебя… Не получилось?

— Нет, я, конечно, рада… Слушай, давай я отдам деньги за него? Я не могу принимать такие подарки, я не готова к таким отношениям… Алло!

Разговор оборвался. Федор не перезванивал. Лара набрала его номер снова, но в ответ услышала стандартное предложение оператора перезвонить позже.

Ты хочешь быть правой или счастливой

У Лары подкосились ноги. Безвольно она опустилась на пол, обнимая сарафан и понимая, что просто прошла мимо своего счастья. Как последняя дура, возомнившая о себе Бог весть что. Слезы брызнули из ее глаз, и она не препятствовала этому соленому потоку.

— Барышня, я не понял, мы сегодня гуляем или как?

Подняв глаза, Лара увидела стоящего с букетом цветов Федора.

— Лара, с тобой все в порядке? Ты что, плачешь? – произнес сбитый с толку Федор. — Тебя кто-то обидел?

— Нет, все хорошо, я просто испугалась…

— Испугалась чего? – Федор начал постепенно понимать, что происходит. – Лара, у меня телефон разрядился, звонков сегодня много было, из уха его практически не вынимал… Глупышка, а ты что себе надумала? – И нежно привлек ее к себе.

Лара не сопротивлялась и не спорила.

«Я выбираю быть счастливой»,- решила она, уютно уткнувшись в Федино плечо.

С уважением, Инна Кичигина.

Статья защищена законом об авторских и смежных правах. При использовании и перепечатке материала активная ссылка на женский сайт sun-hands.ru обязательна!

Рекомендуем прочитать:

Оставить свой комментарий

Ваше имя
Ваш e-mail
Ваш комментарий