Перестань сравнивать и будешь счастлива

…Все мы гении. Но если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь, считая себя дурой…

Альберт Эйнштейн

…Юля пришла домой со встречи выпускников в плохом настроении. «Ну почему, почему у
меня все не как у людей? Вон, Ирка, она ведь не умней и не красивей меня, а
какого мужа себе нашла? Он ей и машину купил ко дню рождения, и каждый год за
границу вывозит, уже весь мир повидали…» Навстречу ей выбежал обрадованный ее
приходом сын и обнял ее со всей детской непосредственностью. «Опять ты
выпачкался весь с ног до головы, сил моих нет больше обстирывать тебя», — только
и выпалила она, освобождаясь от детских ручонок. «Ну почему у меня и муж не
такой успешный, и ребенок вечно проблемы доставляет, и ремонт у нас в квартире
хуже, чем у Ивановых, и машина старая уже, стыдно на такой в гости к кому-нибудь приехать», — продолжала она свои
горькие думы. Из кухни вышел муж. Но, поняв, в каком Юля настроении, как-то
смущенно-озабоченно сказал: «Я чай приготовил, через пять минут можно будет по
чашкам разливать». Юля выдавила из себя улыбку, натянуто поблагодарив супруга,
а сама подумала: «Лучше бы ты денег заработал и пригласил меня в кафе. Вон,
Томка со своим регулярно где-нибудь гуляют, а тут скука зеленая…»

Засыпая, Юля думала о том, что послезавтра снова
идти на работу. А там опять одно и то же: начальница снова придираться будет,
будто Юля хуже других работает…

И вдруг Юля сама не заметила, как оказалась на лесной опушке. «Где это я? Вроде
бы место знакомое… Как хорошо тут… Давно мы не выбирались на природу, все дела
какие-то, то приготовить, то погладить, то постирать, то порядок навести, а то
вдруг кто-то из подруг придет, а у меня раковина в ванной плохо вымыта или пол
не натерт до блеска, или, что еще ужаснее, скатерть на кухне не первой
свежести, это ж потом что про меня подумают…»

— А пусть думают, что хотят, какая тебе разница?

Юля удивленно обернулась и увидела сидящую на завалинке старушку. Что-то родное
было в ее лице. Очень она была похожа на Юлину любимую бабушку, к которой она в
детстве ездила в гости на каникулы.

— Вы это мне?

— Тебе, милая, тебе. Какая тебе разница, что подумают о тебе другие?

— Ну как же… А откуда Вы знаете мои мысли? Я же ничего вслух не говорила?

— А я все про тебя знаю.

— Невероятно…

— В мире еще и не такое бывает. Но ты не ответила на мой вопрос…

— Я? Ну… не знаю… Я с детства так приучена, мама всегда меня с кем-нибудь
сравнивала… и папу тоже… и сама старалась быть не хуже других…

— И это делало ее счастливой?

— Счастливой?… Не знаю… Пожалуй, нет. Она всегда огорчалась… А разве можно
как-то по-другому?

— Конечно можно. Я бы даже сказала, нужно по-другому. Если это не приносит
счастья, тогда зачем это нужно?

— Вот! Нашла ответ! Чтобы быть не хуже других! Ведь если у меня будет что-то
хуже, обо мне плохо говорить станут! Стыдно будет!

— А тебе так важно мнение других? Их мнение тебе важнее своего собственного?

— Пожалуй, что нет…

— А ты сама о ком-то плохо говоришь?

— Нет, что Вы! Хотя… если честно, бывает иногда… Ой, мне как-то сейчас неловко от этого…

— Действительно, не самое лучшее времяпрепровождение. И ты считаешь от этого
людей плохими?

— Нет, конечно! Ну, мало ли у людей какие обстоятельства… или принципы. Но от
этого они вовсе плохими не становятся.

— Так почему же ты решила, что если у тебя что-то не так, как у других, то ты
автоматически плохой становишься?

— Ой, запуталась я совсем…

— Запуталась, милая. И сама счастливее не становишься, да еще и мужу с сыном
спокойно жить не даешь.

— А как тогда они поймут, что что-то нужно не так делать, если я пример
подходящий не приведу? Я же им добра желаю!

— Знаешь, что благими намерениями выложено?

— Так что же мне делать, по-вашему? Если сын каждый раз перепачканный приходит с
улицы?

— А ты себя в его возрасте вспомни!

— Да уж… Стоило мне что-то испачкать, мама сразу крик поднимала, неряхой меня
называла…

— И как ты себя чувствовала?

— Мне стыдно становилось… И домой не хотелось идти… Наверное, зря я сына ругаю.
Но вот когда он своими красками начинает рисовать, после этого и его, и
полквартиры отмывать приходится! А я и так на работе устаю!

— А ты его прибраться попроси.

— Но он же не так все сделает, как…

— Как сделала бы ты? Ну и что с того? А ты видела его рисунки?

— Да. Последний раз он нас всех нарисовал. Мы на природе и все вместе играем во
что-то. Такие счастливые мы на этом рисунке… Стоп! Так вот я откуда это место
знаю! Его же сынок мой нарисовал! А Вы случайно…

— Нет, не случайно… Но я тебе всего не могу объяснить, уж извини.

— Да, рисунки у моего Сережки отличные получаются. И воспитатели очень хвалят.
Надо будет его в школу художественную отдать…

— Ну вот, а теперь представь, ты каждый раз его ругать за беспорядок будешь,
захочет он рисовать потом?

— Знаете, я себя опять в его возрасте вспомнила… Я очень куклам платья шить
любила. Только вот мама так всегда ругалась, что я везде лоскутки разбрасывала,
а я так хотела, чтобы она похвалила меня за мое рукоделие… Я потом перестала
этим заниматься, чтобы маму не расстраивать… А она через десять лет меня упрекала, вот, мол,
никаких талантов у меня нет, не то что у других детей… А ведь у меня были
таланты, по крайней мере один был точно… Ой, что же я делаю, я же так же талант
Сережки моего погубить могу… Вот дуреха! Мне гордиться им надо, а я…

— Не ругай себя, от этого никому лучше не станет. Осознала, поняла свою ошибку,
молодец! Все еще исправить не поздно.

— Ну вот, опять мамино слово вылетело! И папу она зря ругала, мне его всегда так
жалко было… Он ведь хороший такой был у меня, играл со мной, а потом пить стал…

— Так зачем же ты мамины методы «воспитания» мужа используешь?

— Ну я же как лучше для мужа хочу!… Ой да что же это такое… Выходит, я мамину
жизнь повторяю?! Я не хотела такой быть! А оно как-то невольно, само собой
получается… Это, наверное, потому что мне муж такой достался… Надо было
все-таки за Кольку замуж выходить. Он теперь фирму свою открыл, настоящий
мужик, не то что мой. А ведь раньше он другим был…

— Опять ты сравниваешь?

— А как мне не сравнивать?! Я же вижу, как другие люди живут! Мне тоже за границу
отдохнуть поехать хочется! И квартиру побольше хочется, и машину новую! Разве
это не нормально, желания такие иметь?

— Желания у тебя нормальные, а вот методы оставляют желать лучшего.

— И все-таки, наверное, не за того я мужчину замуж вышла… А ведь я думала, что он
настоящая моя половинка… Видимо, ошиблась…

— Он и есть твоя половинка.

— Хороша половинка, не понимает меня. Да и я его не понимаю в последнее время.
Безынициативный какой-то стал, раньше ведь совсем другим был! Выходит, напоказ
себя хорошим выставлял, а сам… Как же я ошибалась в нем!

— Не ошибалась ты в нем, он и был таким, за которого ты замуж выходила.

— Куда же тогда все делось?

— А ты сама своими сравнениями да придирками всю инициативу его и задушила.

— Это как?

— А вот так же, как с сыном. Он что хорошего ни сделает, ты, вместо того, чтобы
похвалить, начинаешь недостатки искать. Кому это понравится?

— Но я же как лучше хочу!

— А получается как у мамы твоей.

— Да уж… Видимо, что-то не так я делаю… А как же правильно будет?

— А ты хвали его почаще, за дело, конечно, не просто так. Пусть даже если не
идеально что-то у него получилось, твоим языком говоря, у кого-то лучше это
получается. И не просто хвали, восхищайся своим героем почаще. И не вздумай
больше его ни с кем сравнивать. Как был он у тебя самый лучший до свадьбы,
таким и остался, ты просто видеть это лучшее перестала, глаз замылился. А он
под твоими похвалами и восхищениями крылья-то расправит. Видишь, сутулым он у тебя
стал со временем? Это он крылья свои сложил за ненадобностью. А когда расправит
их – птицей высокого полета станет.

— Как-то мне не по себе стало. А вдруг он «улетит» от меня куда-нибудь?

— А это тоже от тебя зависит. Но об этом мы с тобой как-нибудь в другой раз
потолкуем. Тебе возвращаться уже нужно, да и мне пора…

— Как возвращаться?! Стойте! У меня еще столько вопросов осталось!

— Да ты не волнуйся! Главное – ты поняла, что ты неправильно делаешь, а как
правильно – сама найдешь. Людей слушай, книги читай, сейчас много чего по этому поводу говорят да пишут, не то что
раньше, когда твоя мама такой, как ты, была. Тебе сердечко твое подскажет, как
правильно поступать, оно чуткое у тебя, да и голова у тебя светлая, совсем не
дура ты! Ну, прощай!

— Подождите! Мы
увидимся еще?

— Когда-нибудь свидимся обязательно…

Юля
проснулась от поцелуя в объятьях своего мужа.

— Любимая, тебе дурной сон приснился? Ты что-то говорила во сне, звала кого-то.

— Нет, совсем наоборот, это я расставаться не хотела… в смысле, не хотела, чтобы
сон заканчивался…

В
кровать к ним забрался их только что проснувшийся сынишка и лег между ними. Так
они лежали какое-то время, смеясь и болтая о чем-то, наслаждаясь теплым
безмятежным утром выходного дня. Давно Юля не чувствовала себя такой
счастливой. Потом они начали, как когда-то давно, резвиться, драться подушками,
а потом дружно решили оставить все домашние дела и поехать на природу.

— Сынок, а принеси-ка тот рисунок, где мы все на природе, я его еще раз
рассмотрю, — попросила Юля, — Ой, а кто это на пеньке сидит там, вдали, я
раньше как-то внимания не обращала?

— Старушка какая-то, она мимо проходила и отдохнуть присела. Сам не знаю, зачем я
ее нарисовал, — ответил Сережка.

— Кажется, я ее знаю… Сынок, ты подаришь мне этот рисунок? Я его в рамочку повешу
и смотреть на него буду часто-часто…

— Потому что он тебе нравится даже больше картин, которые у нас в зале висят?

— Именно поэтому!

И счастливый Сережка умчался сообщать своему папе о том, что его рисунок займет
почетное место рядом с картинами настоящих художников.

В дверь неожиданно позвонили. На пороге стояла заплаканная Ирка.


— Знаешь, у моего, оказывается, секретарша беременная… От него! — И еще больше залилась слезами, — Счастливая ты, Юлька. У тебя и муж
души в тебе не чает, и сын вон какой чудесный растет! Как бы я себе такого
сыночка хотела…

— Ир, ну перестань реветь, будет у тебя еще сыночек, и не один, — успокаивала
подругу Юля, наливая ей ароматный чай, а сама подумала: «Да, я самая счастливая
на свете!» — и, как подтверждение, ощутила в животе первый легкий толчок ее еще
не родившейся дочки…

С уважением, Инна Кичигина.

Статья защищена законом об авторских и смежных правах. При использовании и перепечатке материала активная ссылка на женский сайт sun-hands.ru обязательна!

Рекомендуем прочитать:

Оставить свой комментарий

Ваше имя
Ваш e-mail
Ваш комментарий