Дети и родители, решение конфликтов

У каждого родителя свой, индивидуальный запас физических и духовных сил. Общее одно, однажды наступает предел возможностей, когда силы на исходе и нужен только покой, чтобы не трогали. Чтобы никто ни лез и все оставили хотя бы на 10 минут в тишине.

Примерно в это же время, когда наступает момент «я на пределе сил и возможностей», ребенок становится самостоятельным. Он сам одевается, сам ложится спать, может взять еду из холодильника, не тащит все в рот, в общем, его можно оставлять одного. И в этот момент возникает такая иллюзия, что вот наконец-то все, ура, ребенок может все сам и в нас не нуждается. Причем мысли такие так естественно приходят в голову, мы и не замечаем, что они неверны. А иногда такие мысли даже не осознаются.

Ребенка начинают все гонять: «Можешь ведь сам все, чего лезешь?». При этом ребенок продолжает нуждаться во внимании, которое начинает буквально вымогать самыми разными способами, чем еще больше злит родителей. Конфликт зарождается, если его не устранить — начинается отчуждение, которое часто длится всю жизнь. Как же не пропустить этот важный момент? Для этого нужно понять, что такие мысли есть, и они неверны. А если таких мыслей нет, то присмотреться к своему поведению, возможно, вы устраняетесь от игр и общения с ребенком. Сейчас я расскажу, как это было в моем случае, как начало назревать отчуждение у меня с дочерью, и как мы в семье решили эту ситуацию.

Я, как и многие начинающие мамы, заблуждалась, думая, что для игр детям нужны только игрушки. При этом, якобы, чем больше — тем лучше. Я думала, что достаточно накупить всяких ярких интересных игрушек, как ребенок тут же забудет обо всем и будет увлеченно играть. Ведь и моя мама поступала так же. Она приносила игрушки, карандаши и бумагу, и тут же устранялась, никогда не играла со мной. Но у меня была сестра, и мы играли друг с другом, учились общаться, дрались, делились — в общем, были заняты друг другом и отстали от родителей, как они того и просили.

Родители хотели, чтобы их не трогали — и мы не трогали, обижались на невнимание и нежелание с нами возиться, но делали то, что они просили. К подростковому возрасту эта ситуация закрутилась так, что возникла полная уверенность в нашей ненужности родителям, которая переросла в отчужденность. А отчужденность стала началом безразличия — лишь бы быстрее уйти из дома и больше не чувствовать себя ненужным людям, которым хочется быть дороже всего.

Как же я поняла, что в своей семье я попала в тот же замкнутый круг? Не сразу. Как только дочь стала самостоятельной, у меня словно «камень с плеч свалился». Я могла пойти в соседний магазин одна, дочь спокойно сидела дома 30- 40 минут. В выходные, сделав все дела днем, я говорила:

— Я устала, я буду спать, если кто позвонит, скажи, что я сплю. НЕ шуми.

Вот это жизнь! Вот это облегчение!

Как только она подходила с предложением:

— Мама, давай поиграем, — я быстро отсылала ее к себе.

— Иди к себе играй, у тебя полно игрушек, у меня много дел. Вечером придет папа, а я ещё ужин не приготовила.

Отослав в очередной раз ее в свою комнату, я суетилась по дому, что-то делала. Мельком глянув, чем дочь занимается, я увидела, что она сидит, сжавшись в комочек, грустная, с опушенными плечами.

К своему огромному счастью, я хорошо помню свое детство. Я моментально узнала эту позу и это выражение лица, поняла, что мой ребенок сейчас чувствует. Она чувствует то, что чувствовала я, когда меня прогоняли родители.

Как же так получилось, что я стала делать то же, что и мои родители? Ведь в детстве мне было плохо от такого поведения, и из-за этого часто возникали конфликты. А сейчас я веду себя как они. Что же произошло?

Что же мне делать, чтобы не допустить развития процесса до состояния моих отношений с родителями?

Как сделать так, чтобы получить для себя свободное время, которого мне так катастрофически не хватало в первые годы после рождения дочки?

Как получилось так, что я стала оставлять дочку одну, несмотря на то, что ей не хватало моего общения?

Обдумав сложившееся положение, я поняла следующее — почувствовав, что ребенок стал самостоятельным и я могу жить как раньше, занимаясь своими делами, я позабыла об одной важной вещи. Я забыла о том, что мы с мужем уже никогда не будем одни, маленький человек, живущий с нами бок о бок, имеет право требовать удовлетворения своих потребностей по праву рождения. Мы взяли на себя ответственность, родив ребенка.

Да я устаю, но раз я живу в семье, то надо искать компромиссы. Невозможно жить в обществе по своим правилам и согласно только своим потребностям. Приходится считаться с потребностями других людей, в кругу которых я живу. Жить, как жила раньше, так уже никогда не будет, надо это осознать. И самое важное, объяснить и ребенку тоже.


Семья
— это работа, в коллективе ведь мы считаемся с коллегами. Так должно быть и в нашей семье.

Жизнь в семье с детьми надо организовывать так же ответственно, как организовывают работу в коллективе. У каждого свои функции и обязанности, но и права. Вы же не полезете в рабочий стол к коллеге, не будете копаться в его рабочих папках. Но потребуете от него выполнения его части обязанностей, и выполните свою часть.

Например, кладовщик примет товар, а бухгалтер его проведет по системе в компьютере. При этом бухгалтер не будет пересчитывать товар, а кладовщик не будет проверять, сделала ли проводку бухгалтер. Но кладовщик имеет право спросить с бухгалтера копию приходного документа, чтобы сделать сверку в своих документах. И наоборот, бухгалтер затребует документы от кладовщика, чтобы сделать сверку у себя.

Итак, все по порядку. Что нужно мне:

— мне нужно время на общение с мужем,

— мне нужно время для выполнения работы по дому,

— время для своих личных дел,

— время для отдыха.

Ребенку нужно:

– чтобы его покормили,

— чтобы с ним поиграли,

— чтобы поговорили и сводили погулять.

Мы с мужем работаем, поэтому наш ребенок посещает детский сад. Значит, времени для занятий с ребенком мало. Но при этом я директор компании «Семья». Нужно организовать нашу семейную жизнь так, чтобы все успеть и при этом уделить ребенку максимум внимания.

Первым делом я задумалась о том, почему моя дочь не играет одна, а все время ищет моей компании? Игрушек у нее много, много фломастеров и карандашей. Почему не рисует одна, а только со мной или с отцом? Я стала вспоминать, как играла я. И нашла интересную вещь. Меня учили играть. Мое детство прошло на улице во дворе, среди других детей. Тогда было принято, чтобы дети находились на свежем воздухе и не сидели дома. И мы играли друг с другом. Меня научили играть другие дети. Дочь у нас больше домашняя, значит, научить ее играть — моя работа. Подхожу к ней и предлагаю:

— Дочь, мы не можем все время играть с тобой. У меня есть еще дела по дому, и потом мне нужно отдохнуть. А папа на работе, приезжает поздно и уставший, и не всегда может уделить много внимания и игре с тобой.

Давай договоримся так, я буду играть с тобой немного, остальное время ты будешь играть сама. Давай я научу тебя играть, и ты сможешь играть сама. Смотри, можно играть в больницу, парикмахерскую, школу, аптеку. А твои игрушки будут детьми.

Так мы учились с дочерью играть. Ёще, думаю, вы знаете, что дети любят взрослые вещи. Дайте ребенку больше взрослых вещей — и игра пойдет.

Я собрала пустые коробки и бутылочки от лекарств, пеленки, шприцы без иголок и прочие «товары». Оборудовала ей рабочий стол на стуле, показала, как делать уколы, как выписывать справки, и она стала играть. Постепенно я показала ей все игры, которые помнила из детства, и мое участие в ее играх стало минимальным.

Позже мы с мужем и дочерью поговорили и договорились так: «Так как мы работаем с папой и не можем играть с тобой постоянно, мы будем обязательно играть с ней в выходные. Допустим, 2 раза в день мы поиграем в настольные игры, потом каждый занимается своими делами и не мешает другому. Потом делаем работу по дому, ты нам помогаешь. А в те дни, когда мы работаем, вечером только читаем книги, так как мы устаем и играть просто не в состоянии».

Таким укладом все остались довольны. Ребенок успокоился, понял, что его любят и он нужен, а также, что у родителей есть свои потребности. И просто физически невозможно провести весь день, играя с ребенком. Бывают и выходные, когда скапливаются домашние дела, и тогда нет возможности играть. Но так как для ребенка ясно, что не играют с ним из-за отсутствия времени, а не потому, что он не нужен или раздражает, он ведет себя спокойно и занимает себя сам.


В детстве я думала, что никто не в состоянии понять меня. Понять, как мне бывает плохо, потому, что только я это переживаю. Я во всем винила себя. Гонят – значит, не любят. Не играют со мной — значит, я не нужна и т.д. Теперь я знаю, что все дети так думают, во всем винят себя и все принимают близко к сердцу. И задача родителя объяснить ребенку причины родительского поведения. Когда ребенок понимает, что его любят, что родители не в состоянии уделить ему много времени в связи с большой занятостью, он успокаивается. Все детские страхи и переживания происходят от незнания и непонимания нашего поведения. В силу отсутствия жизненного опыта, он не знает, что мама не может одновременно варить еду и играть с ним. И если сказать: «Уходи отсюда, ты что, не видишь, я еду варю?», ребенок решит, что ОН мешает, он причина раздражения мамы.

А если сказать: «Когда я варю, я не могу отвлекаться. Я могу нечаянно облить тебя или толкнуть, если ты будешь рядом. Пожалуйста, иди сейчас к себе, а как только я освобожусь, сразу к тебе приду. Или можешь посидеть за столом в сторонке, взять тетрадь и карандаши и порисовать, пока я готовлю ужин».

Тут уже ребенок поймет, что мама просто боится за него, беспокоится о нем. Вот как важно следить за тем, что и как мы говорим.

Благополучия вам и вашей семье, Лариса Ким.

Статья защищена законом об авторских и смежных правах. При использовании и перепечатке материала активная ссылка на женский сайт sun-hands.ru обязательна!

Рекомендуем прочитать:

Оставить свой комментарий

Ваше имя
Ваш e-mail
Ваш комментарий